©2009  Туристическая компания Voolenmaen

  • Facebook - Black Circle
  • Twitter - Black Circle
  • YouTube - Black Circle
  • Instagram - Black Circle

Ожившие полотна Ван Гога

Чтобы как можно больше узнать о любимом художнике, я много путешествую. По местам, где были написаны самые гениальные полотна Ван Гога, местам, где художник был счастлив или наоборот пережил самые тяжелые периоды своей недолгой жизни. Вместе с ним я радуюсь или тоскую, именно там, на местах, где творил Винсент, я чувствую его не менее сильно, чем находясь перед картинами в музее.

Хочу поделиться с вами своими мыслями и переживаниями, которые через вдохновение вылились на бумагу в виде этих мини-рассказов.

Экскурсия по музею Ван Гога здесь

Please reload

Please reload

 

Звездная ночь над Роной. Винсент Ван Гог, 1888 г.

В Провансе стоял теплый октябрьский вечер и мы с Тео собирались на дело. Прямо как Ван Гог с Гогеном, подумалось мне, идем исследовать местность.

Мы обязательно должны были увидеть ЭТО ночью. Потому что ночью, и  только ночью можно было по-настоящему попасть в картину.

Набережная столицы Прованса, уютного и древнего  Арля светилась приглушенным светом уличных фонарей, и на город медленно опускалась ночь. Мы заняли правильную позицию и приготовились ждать. Спокойно ждать было сложно, в голове то и дело представлялось, как сидел и ждал этого момента сам художник. Мы оглядывались по сторонам, пытаясь запечатлеть все стадии уходящего в небытие дня, а на реке Рона стали отражаться первые огни и картина начала потихоньку вырисовываться.

              ***

Винсент спустился по лестнице вниз, проверив заодно, как сохнет краска на его новоиспеченных подсолнухах, надел шляпу, и взяв свой художественный реквизит вышел с чернильную ночь.

Ван Гог направлялся к реке. Он уже не раз бывал здесь, это было практически первым местом, куда пришел голландский художник, наконец-то обосновавшийся в своем новоиспеченном Желтом доме в городке Арль.

Как важна вода для людей, как много интересного может дать она и художнику! Цвет ее всегда разный, отражение рисует то, что невозможно увидеть в реальности, и простора для творчества хоть отбавляй!

А пробовал ли кто до него рисовать воду ночью? Каких цветов должна она быть? Какую магию Вселенной сможет она отразить?

Винсента всегда привлекали звезды. В них он находил покой, обратный путь к Создателю и считал, что у каждого из нас есть своя Звезда. На протяжении жизни мы идем к ней медленно, а тяжелые болезни, приводящие к скоропостижной смерти, являются лишь экспрессами на пути к этой конечной цели.

В тот вечер звезды над Роной сияли так ярко, а ночь была такая синяя, что  все создавало волшебный, магический эффект соединения с космосом. Винсент зажег толстые короткие свечи и разместил их по периметру своей широкополой соломенной шляпы. Свечи были его единственным подручным средством для освещения, чтобы не ошибиться с точным выбором цвета, каким он будет рисовать эту ночь. Со стороны обыкновенного обывателя это выглядело более, чем странно, но Винсента уже давно перестали беспокоить такие мелочи.

Началось волшебство. Волшебство в голове Ван Гога и волшебство в головах тех, кто обожает его творчество.

                                                                                                                   ***

А мы все-таки дождались своего часа, и время было не властно над чувствами. Рядом с нами в широкополой шляпе с горящими свечами сидел художник и рисовал “Звездную ночь”.

 

Терраса кафе ночью. Винсент Ван Гог, 1888 г.

  Желтый был для Ван Гога любимым цветом. Пытаясь придать ему необыкновенное свечение Винсент смешивал его с зеленым и от этого цвет получался еще более пронзительным и солнечным. Цвет солнца, цвет жизни, цвет Подсолнухов.

Кафе на площади “Форум”  в Арле манило художника именно своим магическим лимонным цветом стен и теплого желтого навеса над террасой. Особенно этот контраст вырисовывался ночью, когда при зажженных газовых фонарях терраса кафе отлично контрастировала с черничной синевой ночного неба.

Пристроившись неподалеку на принесенном из дома складном стуле, Винсент запечатлел кафе  практически за один вечер. Свет, излучаемый от террасы отражался на тротуарных камнях, придавая им по выражению Ван Гога “фиолетово-розовый оттенок”. Звезды на холсте горели не менее ярко, чем уличные фонари. Ночь без одного оттенка черного. И на террасе навсегда остались несколько завсегдатаев и фигурка официанта, приносящего абсент.

​  Вот сюда, по прошествии почти 130 лет попала и я. Сначала я пришла сюда днем.

К моей радости, заведение осталось абсолютно нетронутым, с тех пор, как его нарисовал Ван Гог. Тот же желтый ламбрекен над террасой и того же лимонно-желтого цвета стены. Красные стулья и белые столики ярко выделяются на солнечной палитре стен. Все окутано желтым цветом ламп и создается ощущение, что кафе живет своей, неподвластной времени жизнью.

Кафе звало и манило. Я поняла, что нужно посидеть внутри, обязательно выпить (не абсента конечно), но хотя бы чашечку кофе.

  Было очень забавно попасть в картину и сидя на террасе, я представляла себя, то самим художником, который конечно же тоже сидел бывал здесь, то теми людьми, которых Ван Гог изобразил на картине.

Но настоящая магия прочувствовалась до конца только поздним вечером, когда я пришла сюда вновь.

Кафе светилось. Я бы даже сказала, оно горело желтым. И этот свет, гипнотизировал все и вся вокруг. От него невозможно было отвести взгляд. Вокруг все было блеклым, серым и каким-то маленьким по сравнению с ним. Мне стало казаться, что если я зайду на террасу, что пропаду, останусь там, с Ван Гогом и может быть уже не вернусь обратно. За столиками было пустынно, только несколько посетителей сидели в дальнем углу под желтым навесом, а официант  с меню в руках спешил принять заказ.

В небе ярко горели звезды.

 

Алискамп. Винсент Ван Гог, 1888 г.

  Т. к.  римляне когда-то сделали Арль важным городом своей провинции (откуда и пошло название Прованс), то здесь ими была проложена стратегически важная дорога Via Aurelia, соединяющая Италию и Испанию. В начале этой дороги, именуемой Алискамп и начинающейся сразу за центром города, римляне хоронили своих знатных горожан.

Потом развитая цивилизация ушла, а традиция продолжилась. В 4 веке н.э. здесь нашел свое последнее пристанище даже святой Трофим и позже, вдоль бывшего важного пути стали хоронить знать Арля.

  К тому времени, как Ван Гог приехал жить в Прованс, от римской дороги осталась одна большая аллея-парк, вдоль которой стояли разграбленные саркофаги, перемежающиеся каменными скамьями и одиноко растущими деревьями. Вдалеке, прогулочный променад венчал полуразрушенный римский храм, но в котором до сих пор просматривалась мощь былых времен.

  Ван Гога никогда не интересовала архитектура. Не древняя, не новая. Она не вдохновляла его, для Винсента в ней не было жизни. Более того, римские саркофаги, с зияющими дырами, как открытые кричащие рты наводили на художника тоску и ужас.

Не то, что его друг Гоген, его гость и сожитель по дому в Арле, с которым они постоянно спорили о высоком, вечном, о том, что же есть великое искусство живописи. Гоген был восхищен древностью города и откровенно не мог понять своего коллегу.

 

  Побывала в Алискампе и я. Это место, в прекрасную, солнечную и теплую погоду произвело на меня не понятно пугающее впечатление, от всех углов веяло холодом и мраком. Вокруг не было ни души, и может быть это усиливало мои негативные ощущения.

  Ну уж нет, подумала я. Винсент сюда бы точно не пришел рисовать сам, по доброй воле. Пройдя аллею до конца и побывав в остатках Некрополя, я точно утвердилась во мнении, что это была идея Гогена, прийти сюда и сразиться в серьезном поединке. Заняв противоположные точки, отойдя на определенную дистанцию, два фанатичных в своем деле художника начали бой. Чей мазок правильнее? Чья палитра лучше? И в каком освещении и манере нужно изображать прогуливающихся горожан?

  Бой этот закончится не здесь. А позже, под Рождество. Когда Ван Гог устанет состязаться, его разгоряченное сознание предаст его и мочка уха будет отрезана в приступе бессилия и отчаяния..  Но это уже совсем другая история.

 

Мост Ланглуа. Винсент Ван Гог, 1888 г.

  Наконец-то перестало дуть с такой страшной силой, что было страшно выйти из дому. Винсент ненавидел холода, и с самым сильным своим врагом, с тем, кто опрокидывал планшет, раскидывал тюбики и кисти, с ледяным ветром, красиво названным кем-то  “Мистраль”, соперничать совсем не представлялось возможным.

Местные старожилы говорили, что такого лютого февраля, как в настоящем 1888 году, не помнили даже самые пожилые из них.

  Но и Прованс дождался своей весны. Мистраль, хоть и злился, но не был более таким холодным, как раньше, и художник стал выбираться на природу.  Фруктовые деревья цвели запоздало и буйно, и все вокруг было окутано ароматом новой жизни. Розовые и белые облака: цветки персиков, груш, яблонь и миндаля, осыпались на шляпу Ван Гога не тающим снегом, даря художнику оптимизм и романтический настрой.

Вот так, гуляя по окрестностям французского Арля, Винсент неожиданно наткнулся на кусочек Голландии. Как же он был рад увидеть  представший вдруг перед ним канал, а потом и и мостик, в точности такой, как он видел в родный краях! У моста кипела интересная жизнь. Рядом находился небольшой шлюз, и поэтому вода здесь часто бежала намного быстрее, чем где-либо, давая возможность арлезианским женщинам постирать белье.

   Винсент обрадовался, что может запечатлеть не только природу, но и прачек, ведь с моделями у мастера складывалось сложно.  Мост не отпускал Ван Гога. Он рисовал его снова и снова, и сегодня мы знаем много вариантов этого сюжета, написанных в разных ракурсах и техниках.

  Говорят, что настоящий мост Ван Гога к сожалению не сохранился, и на его место был водружен похожий, такой же старый, из эпохи художника. Правда пропитан мост специальным защитным темным маслом, и он уже не того белого цвета, как на картинах. Длинные перекладины - крылья моста сложены навсегда вниз, как напоминание о том, что уже никогда он не будет пропускать через себя повозки или проходящих по нему людей. Но у тех, кто приходит сюда сегодня, и у кого развито воображение, может перенестись в то время, и представить себе еще одну ожившую картину Ван Гога.

 

Закат в Монмажуре. Винсент Ван Гог, 1888 г.

  Винсент, исследуя окрестности Прованса, открыл для себя одно удивительное место, где старые деревья, по большей части сосны, цеплялись могучими корнями за край скалистых обрывов, а необычной формы каменные валуны, будто застывшие в странных позах, напоминали огромных исполинов. И прямо как в сказке, если пробраться выше сквозь этот необычный ландшафт, то перед тобой откроется впечатляющий вид на руины старинного аббатства.

  Сюда, со всем своим художественным скарбом не раз направлялся Ван Гог, делая тысячи шагов в день. Бывшее аббатство Монмажур располагалось примерно в 15 км от его Желтого дома в городке Арль. Первый раз Винсент пришел сюда на разведку, а потом пригласив с собой в путешествие товарища, второго лейтенанта зуавского полка Поля Милле, остался здесь на целый длинный июльский день. Родиной Зуавов был север Африки, французская армия набирала их в солдаты, т.к. они были сильны и бесстрашны.

  Друзья прекрасно провели время, исследуя руины аббатства. Они неожиданно наткнулись на заброшенный сад, в котором воровали и поедали спелые фиги и любовались тем, как природа постепенно забирает обратно, то , что принадлежало ей по праву. На склоне холма, в самом центре аббатства, когда-то высокую дозорную башню потихоньку, но уверенно обвивал зеленый плющ, а нежные полевые цветы пробивались через каменную кладку пола.

  Ван Гогу место это напомнило роман любимого писателя Эмиля Золя, под названием “Проступок аббата Муре”, когда в заброшенном аббатстве предавались любовным утехам шестнадцатилетняя девушка Ева и забывший свой долг молодой монах. Правда нашему художнику это приключение совсем не сулило любовных услад, да и в романе, Еве и новоиспеченному Адаму в итоге пришлось расплачиваться за райское наслаждение. Зато сколько здесь было творческого простора, чтобы писать картины в загадочном месте, полным чужих историй и тайн!

  Сегодня в аббатстве Монмажур все осталось по прежнему, как и 130 лет назад, когда сюда приходил Ван Гог. Ведь что такое 100 лет, перед тысячелетием времен? Руины монастыря остались нетронутыми и их по-прежнему обвивает плющ, а вокруг также цепляются за валуны оливы и ели. Только исчез тот романтичный сад, в котором больше не растут сладкие фиги..

 

Двор больницы в Арле. Винсент Ван Гог, 1889 г.

Винсент расположился на втором ярусе лечебницы, в которой он проводил в последние месяцы много часов. После всех страшных и мучительных событий, его состояние потихоньку начало улучшаться и мочка уха почти совсем зажила.

В этом заведении несчастный и преследуемый жителями Арля художник, чувствовал себя даже большей в безопасности, чем за ее стенами.

Ван Гог нашел в себе даже силы запечатлеть общий холл-палату для больных, куда его перевели, когда ему стало лучше. А теперь в апреле, он сидел на балконе второго этажа и через арочный свод, напоминавший ему арабскую архитектуру, наносил на холст разноцветные мазки.

Перед глазами художника простирался античный дворик, поделенный на 8 частей - цветущих клумб, высаженных незабудками, розами, анемонами, фиалками и маргаритками. В самом центре, по всем правилам средневековья находился небольшой фонтан. Под арками первого этажа росли апельсиновые деревца и олеандры, все вокруг благоухало и давало надежду на то, что он, несчастный все-таки сможет выбраться из всего этого ада и болезнь отступит.

Для Ван Гога начиналась новая Весна.